bgmt: (Default)
Почему умер ЖЖ. Анализ Фейсбука и ЖЖ Юлии Ауг.

Я не знаю ни Женю Васильева, ни Юлию Ауг. Я другого поколения, я сначала написал "Я не знаю ни Жени Васильева, ни Юлии Ауг", родительный при отрицании, так говорили, сейчас говорят, что так - с именами собственными - никогда не говорили, врут. Я их не знаю, и большая часть эмоциональных референций в этом посте от неизвестной даты - в заголовке стоит "07 June 2017 @ 03:52 pm" - не мои. Всё, что касается музыки, скажем. Я и попал-то на этот пост совершенно случайно: решил погуглить "как расшерить из ФБ в ЖЖ", увидел этот заголовок, открыл.

"Я не скажу, что Фейсбук – плох. Так уж вышло, что мои друзья из Фейсбука – преимущественно - сплошь люди выдающиеся. Артисты, публицисты, писатели, кинокритики. Они в среднем – несравненно более крупные величины, чем мои френды в ЖЖ, но, парадокс, в том, что ЖЖ был ярче, чем Фейсбук.
", пишет Женя Васильев. Для меня, другого поколения и выросшего то ли в другой, то ли в той же стране, этого никак не понять, эти люди не выдающиеся. Я не знаю сейчас выдающихся в моём понимании артистов, публицистов, писателей и кинокритиков в русском пространстве. Мне кажется, их нет. Кинорежиссёр вот есть, Сокуров, а может и ещё кто, но он не ведёт блогов. Поэты есть очень неплохие, но их читает по тридцать человек каждого, и даже тех, кто ведёт блоги из них, Женя Васильев вряд ли видит. Впрочем, тоже неплохие - а не гениальные. Бродского модно ругать, и есть за что, но великим поэтом он был последним, в длинном ряду.

И однако то, что пишет Женя Васильев, отражает и мои ощущения. Тоска по всплеску, воспоминания о неболоте, тоска по ощущению совместности, которой нынче модно стыдиться, тоска по участию в культуре, которое так сильно отличается от участия в потреблении культуры. И выразил он эти ощущения верно и чётко. За что ему спасибо.
bgmt: (печать)
Я не люблю писателя Сорокина. Мне что-то сказала только "Очередь", а дальше стало неприятно. Я вообще не люблю голой чернухи (в отличие, скажем, от Хармса или от чернушных анекдотов и частушек).  Но в этом интервью он мне показался умным и интересным человеком, который видит то, что многие видеть не хотят.
bgmt: (печать)
Примерно неделю назад я слушал по France Culture разговор с живущим во Франции с трёх лет кабилом (бербером), исходно из Алжира, профессию я его не уловил (как всегда, кусок передачи, в машине), кроме того, что он гуманитарий. Кабильского он не знает, помнит какие-то обрывки: по-кабильски с ним разговаривала бабушка. Но бабушку повезли хоронить в Кабилию, и для него это прекрасные и родные места, каменистые горы, могилы у них - просто кладут дикие камни на могилу. Он иногда туда ездит, не в страну Алжир, а именно в Кабилию.

Таким людям часто задают вопрос, как они себя чувствуют между двумя культурами. Он, конечно, не вполне "между": он скорее как ассимилированные русские евреи первого поколения, поколения моих родителей - культура русская, а самоощущение смешанное. И тут он сказал вещь, которая меня поразила как формулировка. Она не его, это сказал франкоязычный алжирский писатель - скорее всего, не кабил, а араб, судя по фамилии (которую я забыл) - которого тоже спрашивали про французский язык. "Французский язык - наш военный трофей" (le français est notre butin de guerre), сказал он.

Это лучшая формулировка того, чем так радикально отличаются взаимоотношения французов, англичан, испанцев и португальцев с населением бывших колоний - и русских. В Алжире, правда, был период, когда пытались отказаться от французского и "арабизировать" местный язык, сильно заражённый галлицизмами. Это привело к спаду образования, и, в общем, не вышло. В Марокко и в Тунисе живёт немало народу, чей французский неотличим от языка парижских улиц. Это не значит, что у них арабский (и в том числе литературный арабский) хуже. Это не делает их французами (я не о тех, кто, родом оттуда, родился во Франции и часто стал французом). Это не потеря и не капитуляция перед другим языком, а приобретение, "трофей".

Один из результатов - это то, что понятия "англоязычная литература" и "франкоязычная литература" имеют смысл: это не то же самое, что английская (или американская) или французская. На этих языках пишут люди, глубоко укоренённые в своих других странах, но их читают во всех странах, где на этом языке говорят, в том числе, конечно, в "метрополии". А вот понятие "русскоязычная литература" мне непонятно, её, мне кажется, просто нет, есть русская, где бы ни производилась.

Я, может быть, пропустил что-то, но я никогда не читал сравнительного анализа отношений населения бывших империй и их бывших колоний, который включал бы и Россию - и бывшие западные империи. Удивительно, однако.
bgmt: (Default)

По радио передача о Спинозе - для старшеклассников, это подготовка к экзамену по философии.
Конечно, очень малый процент старшеклассников это слушает; но численно - немало.
Что меня всегда - нет, не радует: я всегда сравниваю с русскими дискуссиями, и меня охватывает, наоборот, безнадёжность в моём русском качестве - что меня всегда поражает, это что любое такое обсуждение имеет целью не "выяснить истину", и даже не только сообщить факты, но научить слушателя быть участником, разобраться во всех возможных точках зрения, найти зерно разумности в каждой из них, сопоставить с тем, что он видит вокруг себя и помочь увидеть это в новом свете, в целом - научить думать самому, слыша других.

Вероятно, когда американцы слышат французские и русские дискуссии, они для них похожи. И те, и другие часто орут и как будто не слышат друг друга. (Конечно, я сейчас не об этой, обучательной, дискуссии, а о других на том же радио - когда приглашают политических противников, экономистов с диаметрально противоположными точками зрения и т.д.) Но если русские действительно, за малыми исключениями, не слышат друг друга, то у французов это не так. Это петушиный бой, за которым - мысль. Дискуссия приводит к существенным уточнениям и изменениям всех точек зрения. Возражения формулируются обычно так, чтобы противник не мог их отмести с порога. Это культура, этому учат.

Я недостаточно долго жил в Америке, чтобы знать, насколько плодотворны американские дискуссии. Мне кажется, по тому, что я слышал на кампусах, что не очень, из-за избыточной политкорректности (я не против политкорректности, но не в любых обстоятельствах). Мне объясняли, что человек не должен слишком настаивать на своей точке зрения. Но может быть, у них есть другая техника, которая как-то приводит к результату. Здесь же, во Франции - я просто вижу, как результат кристаллизуется в процессе.

Я как-то слышал интервью с иранскими диссидентами. У меня было то же чувство зависти. Это были интеллигенты в западном смысле слова, но не страдающие ни малейшим известным нам по России комплексом неполноценности или превосходства. За ними, кроме европейской культуры, была вся персидская история, и исламская, и задолго до того. То, что сейчас - очень неприятный эпизод в длинной истории культуры. И поэтому и цели у них были другие. Не заниматься текущей политикой, что надо, но не главное, а продолжать культурный процесс. Одна живущая в Англии женщина рассказала, что они подготавливают перевод на персидский всего Спинозы - ясно же, что иранцам нужен Спиноза. Конечно, в Союз тоже переправлялась нелегальная собственно культура - ну, Набоков, Бродский и т.д. Но подавляющая часть самиздата и тамиздата была непосредственно связана с политикой. Это было важно. Но, мне кажется, Спиноза мог бы быть важнее.

bgmt: (Default)
via Роман Лейбов

Вся госмашина многие годы всеми силами борется с горсткой людей, которые после работы бесплатно и бескорыстно сканируют книги, для того, чтобы их смогли прочитать те, кто не может купить или достать, как правило по причине их отсутствия, бумажные книги.

Теперь сгорела Библиотека. Сгорела четвертая часть фондов: 4 млн. томов. Постепенно выясняется, что в ней отсканировали 7000 томов за 7 лет, что абсолютно отсутствует законодательная база для сбора библиотекой электронных версий новых книг и журналов. Что не выделяется денег на сканирование (на полях отметим, что сами библиотеки никак не контактируют с обществом и зачастую сканируют то, что уже давно очень хорошо отсканировано и выложено, а многие библиотеки сканируют одновременно одни и те же издания...).

Лет восемь назад я подписал Договор с РГБ, по которому РГБ могла забирать с моего сайта все, что им понравится и выкладывать у себя. И они, кстати, на тот момент все мои электронные публикации перенесли и к себе тоже и каталогизировали их в общий каталог. Но потом все это и прекратилось и пропало уже сделанное. Теперь в РГБ есть только коммерческий Литрес как внешний ресурс.

Коммерческие интересы, борьба с авторским правом - иначе не назовешь борьбу за то, чтобы книг не читали (ведь основное авторское право - быть прочитанным!). Результат? Да гори все ясным пламенем.


===================


Мне очень нравится формулировка, я впервые её вижу. Основное авторское право - быть прочитанным.

bgmt: (печать)
Про спасение старых записей, про то, как была спасена от отправки в помойку запись 1971 г. концерта Эллингтона в Москве, и беседа с создателем портала "Старое радио" Юрием Ивановичем Метёлкиным, - в частности, про то, как мы теперь можем послушать шесть стихотворения Пастернака в авторском исполнении благодаря тому, что чтец Сергей Балашов, на квартире которого Пастернак их читал, был агентом КГБ, и в столе у него сидел микрофон.

На мой вкус Ваня Толстой в качестве интервьюера бывает легковесен и не вытаскивает из человека всего, что следовало бы, но другого у нас нет. Так или иначе, очень интересно. И - входит в те усилия по спасению истории нашей культуры, а значит и самой культуры, которых так безнадёжно мало сейчас.

Кстати, я должен покаяться. В 2011 году, после того, как я задал вопрос о чтении Эренбурга и мне накидали ссылок (тут как раз получается оказия снова упомянуть про "В январе 1939 года" и весьма длинный отрывок о Хемингуэе из "Люди, годы, жизнь", но подробнее в моём тогдашнем посте), я получил от Метёлкина письмо с вопросом, чем я богат по части винила. Вряд ли, конечно, у меня есть что-нибудь, чего у него ещё нет, но кто его знает; я пообещал разобрать когда-нибудь и составить список - и так и не составил. Стоят пластинки, пылятся.

==========
Вот смотрите. Этот пост ведь никак не про политику. А она лезет через чёрный ход. Мы о Пастернаке - и микрофон в столе у Балашова. ("А у нас в квартире газ, а у вас? А у нас магнитофон - вон!"  - наверно, уже надо объяснять и что не у всех был газ, это про исходный текст, и про то, что при слове "вон" показывалось на потолок или пол или телефон, а вовсе не на магнитофон системы "Яуза"...). Мы об Эренбурге и Хемингуэе - и вот я читаю у себя самого в том посте: "Об Эренбурге стоило бы ещё и подумать, и послушать, и, подумав, написать - это очень недоосмысленное явление, особенно в свете периодически заново возникающих и заново никуда не приводящих разговоров о роли интеллигента в плохом обществе и о "прогрессорстве"" - но не послушал ещё раз, не подумал и не написал; но самое интересное для меня в моём собственном  тексте "не про политику" - это слово "нашей" (спасение истории нашей культуры), которое я написал не задумываясь и только потом заметил: я ведь давно его не употребляю. Говорить "мы" о Союзе я перестал в первые же месяцы в Америке, т.е. в 79 году, это стало странно и неестественно. ("Мойша, ты знаешь, что наши подбили десять наших танков?" - анекдот 73 года). Считать Россию "своей" страной я перестал где-то в середине двухтысячных, постепенно. То есть "моя" Россия исчезала, исчезала и скукожилась в списочный состав личных друзей и их друзей, потом туда стали добавляться отдельные люди через ЖЖ и, стало быть, появилось осознание, что она есть не только в столицах и что она сохраняется не только в той интеллигенции, которую я знал по опыту собственной жизни, но её так мало, а тем временем не моя Россия разрасталась пугающе (хотя менее пугающе, чем для этих самых друзей, в ней живущих) и становилась гораздо, гораздо более не моей, чем когда-то (хотя когда-то разговаривать с её людьми было не только бесполезно, как сейчас, но просто опасно). Я всё реже стал называть себя русским в разговоре по-русски, потому что если русские - они, то значит, не я; а их больше, хотя никем другим называть себя я всё равно не могу, еврей я только по несуществующему советскому паспорту, а до француза мне не дорасти до смерти, у меня нет культуры детских песенок и той культуры французского языка, которая, про русский, объяснена в "От двух до пяти" Чуковского, и нет культуры французских дискуссий, радикально на русские не похожих. То есть слово "мы" и "наше" я уже очень давно употребляю только про небольшую и по численности, и по влиянию среду, рассеянную и по России, и по прочему миру. А тут, не задумываясь, написал "спасение истории нашей культуры", и мне не захотелось это слово взять назад. И вот лезет политика. Потому что тут сразу получается, что я считаю себя представителем русской культуры, а их - большинство нынешнего населения  и особенно городского и образованного - в том числе, к сожалению, и часть тех, кто ходил на Болотную и пр. - не считаю. Почему политика? Потому что это значит, что я считаю себя частью не другой культуры, а (к сожалению) единственной; и в этом предположении исчезновение русской культуры и необходимость сохранить, что осталось, - следствие или причина или смесь с политическим развитием последних двадцати с чем-то лет.
bgmt: (Default)
Я давным-давно хотел поместить эти ссылки, было очень недосуг.

1) Фильм, в котором Норштейн рассказывает о своём восприятии искусства. Длинный, интересный. Это - в архиве Звягина, который вообще заслуживает внимательного изучения, там полно всего, у меня пока времени нет смотреть, а у вас? Инструкции Звягина по скачиванию: http://zviaguin.livejournal.com/164734.html, http://zviaguin.livejournal.com/183597.html?format=light. (Скачивание возможно бесплатное и очень умеренно платное).

2) Фильм о Курёхине. Я посмотрел пока только начало, там такие реалии 60х и 70х встречаются, ух! Думаю, что и вообще интересно - но не смотрел пока. Я не смотрел и вообще журнала [livejournal.com profile] sluza_2 , а , по-видимому, стоит. Насколько я могу бегло судить, там тоже полно архивных материалов, и много чего можно найти.




Profile

bgmt: (Default)
bgmt

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
1516 1718192021
22 232425 262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 12:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios