bgmt: (печать)
Спекулирую. Паразитирую. Вот ленкин отчёт о вчерашнем хождении на Щу/шту/чу/кинскую галерею. Кто в Париже и не был, вы неправы.
Она забыла написать одну вещь. Там сначала - мы б, может, даже и не зашли б, если бы мудрый служитель нас не послал туда настойчивым советом - крутят фильм, на двух боковых стенках и на широкой центральной. Сам Щукин, говорящий по-французски с лёгким акцентом, очень похожий на свои портреты. Очень симпатичный. Рассказывает, как, приехав сначала в Париж по делам своей текстильной мануфактуры, стал покупать картины. Как ему говорили, что он дурак. И как он всё равно покупал Матисса. И как он сказал Матиссу, что вот это вот, в синем, хорошо бы было, наоборот, в красном; а Матисс сказал "да ладно, пущай", и мы теперь смотрим на него в красном. И как в околотанцевых картинах русская публика была неготова смотреть на - ужас - половые признаки! - и он кого-то попросил их деликатно сделать менее видимыми, а Матисс тоже сказал "да ладно, пущай". И стало можно картину выставлять. А потом начинается нестройный хор, иногда с секундным отставанием между двумя боковыми экранами, всяких дейтелей революционного искусства. По-русски, с субтитрами. Очень, очень убедительно. Особенно там хороша неизвестная мне Попова (несколько её картин есть на верхнем этаже, по-моему - гадость), экзальтированная пламенная революционерка, искусство народу, ткацкие фабрики, стены, заводы; но и всякие Татлины с Родченками тоже говорят (и я думаю, что это цитаты из правды жизни) почти то же самое. Очень убедительный контраст со Щукиным. Короче, хорошо сделали фильм. Совместно с французами или прямо приезли - не знаю, интересно было б узнать.


UPDATE
Оказывается, это сделал Гринэуэй с (неизвестной мне) Саскией Боддеке:

Moreover the multiscreen video-installation Shchukin, Matisse. La Dance et la Musique by producer and director duo Peter Greenaway and Saskia Boddeke re-enacts the conditions in which Shchukin commissioned Matisse to create a monumental work for the Trubetskoy Palace’s staircase.

Я плохо относился к Гринэуэю после попытки посмотреть "Повара", но могу теперь пересмотреть и фильм, и отношение. Спасибо
[livejournal.com profile] fleur_bleue за подсказку.
bgmt: (печать)
Пишет Татьяна Мэй :
Какой там Фабр, когда в особняке Румянцева выставка Садовникова! Бегите все туда скорей. Это упоительные акварели XIX века, вполне узнаваемые виды Петербурга, но со множеством прелестных деталей той эпохи. И их какое-то невероятное количество. Кроме того, вот Наталия Цендровская пишет:
"Там чудные забавы для детей - стереоскопы с вставленными туда картинками Садовникова, игра, когда нужно какой-нибудь вид наложить на карту Петербурга, даже очень остроумное место для фотографирования предусмотрено. А в кассе чудесные календари на 2017 год, с вкладными открытками.
Еще там можно посмотреть замечательный фильм с почти всеми экспонатами выставки, очень симпатично откомментированными хранителем фонда живописи и графики музея города Галиной Борисовной Васильевой".

В общем, все на Галерную, 45.


Мне лень переставлять картинки из поста Татьяны Мэй, щёлкните - посмотрите. У меня есть с давних пор альбом видов Петербурга, на отдельных листах, это очень здорово.
bgmt: (печать)
Вообще-то мы окружены совершенно фантастическими историями. И не хватает времени все их читать. Но всё же советую.
http://b-picture.livejournal.com/6750087.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social
bgmt: (печать)
Originally posted by [livejournal.com profile] alexander_pavl at Похититель шедевров
Стефан Брайтвизер (Stéphane Breitweiser) в апреле этого года снова арестован.
Возможно, вы не знаете его имени, но в мире изящных искусств он более чем известен. Это самый активный и удачливый похититель живописи и предметов искусства нашего времени. Очень странный человек.
Начать с того, что он родился в Эльзасе в 1971 году. Этим в наше время никого удивить невозможно, как и тем , что дед его был известный живописец академического толка, рисовавший в основном пейзажи. Может быть, не все, родившиеся в Эльзасе в 1971 году, имеют подобных предков, но само по себе это обстоятельство не слишком выдаётся из общего ряда повседневности. То, что родители Стефана непрерывно ссорились, наконец, разошлись, и отец забрал из дома всю принадлежавшую ему антикварную мебель и художественные объекты, оставив жену и сына в спартанской обстановке мебели «Икея», тоже ничего из ряда вон выходящего нет. Удивительней же всего то, что юный Брайтвайзер вознамерился восстановить обстановку своего счастливого детства. Хотя бы иллюзорно вернуться в потерянный рай картин, изящной мебели и эстетизированной повседневности.


Дальше про ужасные безобразия )
bgmt: (печать)
Мбла уже рассказала, что мы вчера вечером сорвались и поехали смотреть на подсвеченный Шартрский собор. Это мы думали, что подсвеченный. Мне было лень вести машину (не люблю ездить в темноте), и я про себя ворчал.

Ленке рассказать не удалось. Мне, конечно, тоже не удастся.

Я даже не думаю, что помогла бы хорошая видеозапись. Потому что тогда её надо было бы смотреть на экране если и не высотой в собор, то всё равно таком, чтоб голову надо было задирать. И не в помещении.

Вот ровно в тот момент, когда в Питере все на ушах по поводу взаимодействия религии и искусства, тому взаимодействию, которое сводится к отнятию объектов и уничтожению чертей, - ровно в этот момент мы видели религиозное искусство. Ну или духовное. Я не знаю, как сказать. То, которое было в Возрождение. Когда тебя не в бога верить заставляют, а показывают красоту духовности. После Возрождения - даже не знаю: такой силы, вроде, не было. (Могу, конечно, ошибаться). Приходит в голову Шагал. Но у Шагала духовность - не христианская, сколько бы он ни писал на христианские сюжеты, и не иудейская: у Шагала Бог - это эти вот его животные, которые на всё смотрят, всё видят, вечность - они, а остальное - возникает и исчезает, будь то человек или ангел. Шагал, мне кажется, анимист. Но, конечно, это самое близкое после Возрождения, что в голову приходит.

Так вот, вчера вечером мы видели искусство духовности. Сделано это было, по крайней мере в отношении фасада и того бока собора, который смотрит на площадь, гениально. Я не смотрел пока фамилий. Это было волшебство, что совсем не характерно для французского католицизма, собственно, единственное волшебное место, которое я видел, это Sainte Chapelle. Но там волшебство - скорее то, которое в Гарри Поттере. Тут - волшебство Возникновения. Использующее собор не как фон для световой игры и не как материал, а воссоздающее то, что такое Собор. Тонкие линии, несинхронно бегущие вверх или вниз, из которых потом создаются колонны. Статуи святых (а Шартский собор, если кто не знает, единственный мною виденный, где стоящие по внешним стенам святые - все разные, все лица индивидуальны, каждая - отдельное произведение искусства) - статуи святых в один момент растут снизу и вливаются в рисунок собора, достигая гигантских размеров, но не доминируя, в друго момент они постепенно проявляются; рисунок собора в разных фазах этого Действия (а оно чётко делится на фазы) выявляется в разных чертах, так что ты видишь мотивы, которых днём можно не заметить, и видишь гармонию, которой не видел раньше.

Тут я ещё скажу про именно Шатртский собор: естественно, я не все европейские соборы видел, только французские. Если меня попросят показать, ЧТО ТАКОЕ собор, я повезу только в Шартр. Я не знаю, как его смогли так построить, он ведь двести лет стоился, не могло быть одного архитектора, ничего мы про это не знаем - тогда не архитекторово имя сохраняли. Так вот, кроме особенности индивидуальных скульптур по стенам (сколько их? сколько-то десятков, может и сотня!), внутри - из любой точки ты видишь рисунок колонн и арок, пересекающих друг друга, в котором ничего не прибавить и не убавить. Это невероятно трудно. Я бы сказал, невозможно, если бы не видел. Любая проекция - отдельное произведение гармонии. Собственно, единственное, что мне всегда мешало в Шартрском соборе, это помпезная скульптурная группа в алтаре, небось, восемнадцатого века. Её б убрать, но не уберут. Он как сосновый лес, северный, прозрачный, или как Бах.

Так вот, пусть Бах. Ты слушаешь что-нибудь с не двумя и не тремя, а десятком голосов. И это прекрасно, тебя это подымает, как вообще подымает Бах. Но если ты не музыкант, ты не всё слышишь. Там есть ещё взаимодействия, для которых надо лучше суметь разобраться. И вот на это и существует обучение слушанию полифонии. Показ отдельных голосов и голосов во взаимодействии. Вот это, светом, и происходило на фасаде Шартрского собора.

Не только это, конечно. Кроме Баха, мне приходит в голову Умберто Эко, который в "Розе" объясняет, как средневековый человек читал архитектуру и встроенную в неё скульптуру. Мы разучились. У нас темп неправильный. Это световое действо задавало темп, который позволял читать. И, конечно, иллюстрировать: в таком искусстве иллюстрация - не грех, а необходимость. В части, в которой собор строился, чтобы в самом конце осветиться весь в арпеджио разных цветов, окрашивающих его весь, - сначала по стенам бегали человечки. Удлинённые, абстрактные, гимнастические белые человечки: они без усилия бежали прямо вверх по уже сделанной стене, таща ещё один блок, они упруго спрыгивали просто так или, чуть раскачиваясь, на канатах, и эти  канаты тоже были частью гимна вертикали, они прыгали вверх и, сталкиваясь друг с другом, меняли траекторию и прыгали ещё выше, чтобы доставить туда очередной камень. Потом они стали тащить наверх как бы треугольники, точнее - секции круга; в этом было много восточного, сектора выглядели как бурдюки, и тут вдруг из них создалась роза - та, что над входом.

Конечно, звёзды. И сами по себе, и разбросанные почти незаметным, на секунду появившимся внизу сеятелем. И вдруг - слева направо проплывает гигантская лошадь, ну казалось бы, что ей тут делать? А ты вздрагиваешь от правильности этого. И - нам повезло - во всём этом участвует полная Луна, настоящая, в облаках такой структуры, что кажется, что их сюда привели авторы представлеия.

И другое действие: когда постепенно появляются спирали, круги в кругах, они вращаются, и тут оказывается, что стены покрыты надписями - пергаментами, а потом, совсем незаметно, оказывается, что в самом низу тот лабиринт, который в соборе на полу.

Три стены освещались лазерами. Сколько нужно было отдельных лазеров на фасад, я боюсь подумать. Много там было пикселей, и, скорее всего, каждый был отдельным лазерным пучком. Я не буду рассказывать про две остальные стены, посмотрите у Мблы. (Там расцветали цветы, там вместо птиц летали пушинки одуванчика, там тоже строились колонны, там проявлялись маленькие скульптуры одна за другой, группами, чтоб каждую увидеть отдельно...) А вот за собором - стоит маленький двухэтажный дворец, он сейчас музей, когда-то мы чудом случайно попали в нём на роскошную, громадную выставку Сутина. Музей освещался уже обыкновенной проекцией, в общем, история мирового искусства, двигающаяся по стенам слева направо, справа налево. Не только искусства. Скажем, эпоха географических открытий. Это поразило бы, это прекрасно сделано, но я уже слишком был поражён тем, что на самом соборе.

====================
Смотрите: я неверующий. Совсем. Я не "не верю в Бога", что в сознании почти всех значит "верю, что нет Бога", а не понимаю, о чём или о ком идёт речь: нету - кого?! Но я чётко сознаю, что я живу в, принадлежу к христианской цивилизации. Она окрасила искусство, вкусы, музыку, слова, проблемы, и в большой степени сформировала понимание духовности, даже если эта духовность переросла религию. И вот оказывается - становится ясно, - что для меня, атеиста, это - и сам собор, и то, что мы видели вчера, - это часть этой христианской духовности. И Покров на Нерли и северные русские церкви - тоже. А попы в облачении с пудовыми крестами и кадилами и, особенно, с теми лицами, которые мы на их рожах видим, - нет. Ни малейшего отношения к христианству. И подавляющее большинство их публики - нет. Я даже не решусь назвать то, что сейчас царит в России, язычеством: большинство языческих религий сегодня куда благороднее и сложнее. Это язычество только что слезшего с дерево дикаря, когда у шамана большая дубина, у кого больше, тот и главный шаман. Вместо дубины сейчас "мерседес".
Я вовсе не хочу сказать, что "настоящая" религия - это хорошо, а это вот - плохо. Есть и было много проявлений настоящей религии, которые меня совершенно отвращают. (Достаточно одного пуританства). Но я хочу сказать, что полезно иногда посмотреть на неё, настоящую, чтобы различать.

====================
Это там каждый вечер с девяти, до первого октября. Я надеюсь, что они возобновят это когда-нибудь потом. Очень будет жаль, если нет, не должно это лёгкое действо быть эфемерным. Съездите, посмотрите, если будете во Франции.


====================
Ещё одно приходит в голову, не от этого светового действа, а просто думая о Шартрском соборе. Он ведь строился на поте и крови, и крови было вполне достаточно. Не знаю, сколько людей погибло за время строительства, - много. В нашей современной этике - сказали бы, что не надо его строить. И я бы сказал. И я не хочу сказать, что одно может искупить другое; что результат создал больше добра, чем процесс - зла. Нельзя считать. Но всё же, как хорошо, что он существует.

Собственно, так ведь и вообще про цивилизацию.
bgmt: (печать)
На сайте Эрмитажа появилось письмо Пиотровского. Вот оно:

Письмо Президента Союза музеев России
Опубликовано 17 августа 2015 г.

Союз музеев России считает нападение на Московский Манеж очередной атакой маргинальных сил на права культуры.

Мы видим в нем новую провокацию против Русской Православной Церкви, попытку представить ее примитивно-агрессивной и помешать работе по поиску гармонии отношений, который ведут сейчас музеи и церковь.

Союз музеев России расценивает действия странных активистов с галюциногенными кличками как подлинное проявление кощунства, богохульства и оскорбления веры.

Мы предлагаем музеям России срочно провести учения по защите режима работы экспозиций собственными силами с учетом того, что с ноября сего года полиция прекращает физическую охрану музеев.

Союз музеев России начинает юридические консультации по выработке законодательных инициатив, которые обеспечат учреждениям культуры серьезную защиту от нападений и правильную квалификацию преступных актов.

Мы удивлены стилем общественной реакции на события - нечеткостью информации, неадекватностью ухмылки, неуверенностью и нервозностью тона.

Наше общество больно.

Михаил Пиотровский
Президент Союза музеев России
17.08.2015


Я не знаю, может быть, эволюция сознания зашла уже так далеко, что этот текст не шокирует.
Меня - шокирует.
После бандитского, наглого, по существу фашистского нападения на музей и по существу просто на культуру (высказывания нападавших точно так же применимы к искусству Возрождения, как к этой выставке!) - директор Эрмитажа! Эрмитажа! Нет в России учреждения, более воплощающего культуру, чем Эрмитаж! - возмущается чем? А тем, что это богохульство, что это провокация против РПЦ, и мешает развитию гармонии отношений. Он не возмущается тем, что от имени РПЦ говорит Чаплин. Он не возмущается тем, что другой деятель РПЦ объяснял, как хорошо, что сдох кощунник Игорь Кон. Он не возмущается тем, что напали на скульптуры именно Сидура - человека, прошедшего войну от звонка до звонка, в стране, которая делает вид, что её больше всего интересует борьба с фашизмом. Ему нужна гармония отношений с церковью.

Конечно, это может быть тактика. Но только бывает тактика, которая убивает цель. Я могу привести пример тактики, которая цель не убивает, из истории того самого Эрмитажа. В эпоху, когда директором Эрмитажа был Иосиф Абгарович Орбели, а генсеком Хрущёв, жена Орбели, Антонина Николаевна Изергина, заведовала отделом импрессионизма. Взаимоотношения Никиты и искусства всем известны. От Академии Художеств приехала делегация закрывать импрессионистов, во главе был сам Серов. Были произнесены должные речи о буржуазном лжеискусстве. Под конец Изергина попросила слова. Всем было понятно, что она будет каяться. Слово дали. Изергина зачла текст декрета Ленина о национализации Щукинской галереи, в которой, на наше счастье, Ленин счёл нужным разъяснить, почему это искусство нужно народу. Ленин много писал, мало кто всё читал. Серов не читал. Делегация собрала потрфели и уехала, импрессионисты остались, Изергина осталась заведующей.
Я не знаю, всем ли понятно, какая для этого была нужна смелость. История могла кончиться совсем иначе. Она тоже покривила душой, но она рисковала. Пиотровский не рискует ничем. Он играет в поддавки. Смелость вышла из моды.

"Общество больно", пишет Пиотровский. Верно. Но оно ещё и жалко. Больно оно было большую часть прошлого времени, если не всё. А вот жалко - нет, это слово не приходило в голову.
bgmt: (печать)
Если вы не знаете французского, сначала прочтите вводную информацию у Алдашина, а потом смотрите фотографии во французской статье. Если знаете, то проще с самого начала читать французскую статью. Совершенно потрясающе.
bgmt: (печать)
О бесчинствах современных художников. Я тащу это у [livejournal.com profile] greenbat, которая в ФБ стащила у Александра Кравецкого.

"Стали присылать мне с разных сторон письма с указанием на то, что на передвижной выставке выставлена картина, оскорбляющая у многих нравственное чувство: Иоанн Грозный с убитым сыном.
Сегодня я видел эту картину и не мог смотреть на нее без отвращения. ...
Удивительное ныне художество без малейших идеалов, только с чувством голого реализма и с тенденцией критики и обличения. Прежние картины того же художника Репина отличались этой наклонностью и были противны. А эта его картина просто отвратительна. Трудно и понять, какой мыслью задается художник, рассказывая во всей реальности именно такие моменты. И к чему тут Иоанн Грозный? Кроме тенденции известного рода не приберешь другого мотива. ...
Есть и портрет самого художника на выставке; черты лица его объясняют, что вынуждает его выбирать и рассказывать такие моменты".

(Из письма К.П.Победоносцева императору Александру III от 15 февраля 1885 года)
bgmt: (Default)
Могу только повторить то, что сказала [livejournal.com profile] mrka : "ОБЯЗАТЕЛЬНО СМОТРЕТЬ И ЧИТАТЬ". Это про рисунки (и сами рисунки) старой женщины - бабушки ЖЖюзерши [livejournal.com profile] avrorakreyser, которая начала рисовать, когда ей исполнилось 76 лет. Вот три ссылки, которые я пока посмотрел: картины в первых двух, текст в третьей.

http://avrorakreyser.livejournal.com/63882.html

http://avrorakreyser.livejournal.com/72173.html

http://avrorakreyser.livejournal.com/45251.html

Цитата: "Бабушке 91 год. Она врач. Рисовать начала в 76 лет, чтобы занять себя на пенсии. Правая рука у бабушки полупарализована, потому ее надо придерживать левой, чтобы держать кисть."


А вот один пример (прямая ссылка на источник, откуда я скачал, чтобы сюда поместить, - http://pics.livejournal.com/avrorakreyser/pic/0005chxb/ ):

Сутин

Jan. 23rd, 2008 02:11 am
bgmt: (Default)
Я был сегодня на выставке Сутина.

Тут о ней писал уже a_v, и по-моему, очень несправедливо (http://a-v.livejournal.com/194464.html?mode=reply), а ещё бывший с ним вместе [livejournal.com profile] i_shmael (http://i-shmael.livejournal.com/2236365.html) - совсем иначе, но я всё равно это вижу ещё по-третьему.

Это вторая в моей жизни большая выставка Сутина. Первая была очень давно - в 80х - случайно мы с Мблой на неё попали, просто поехав в Шартр, а она там была в маленьком музейчике около собора. Там половина, наверно, картин была из Японии. Тут - просто из "частных коллекций", без подробностей.

У меня на таких выставках появляются отчётливо коммунистические чувства. Ну не должны эти картины быть в частных коллекциях, откуда их извлекают раз в тридцать лет. Не потому, что теоретически нельзя, а потому, что надо, чтобы их можно было смотреть вместе. Должен быть музей Сутина, большой. И музей Модильяни. Когда смотришь одну картину тут, а через месяц или год пять картин там, всё совсем не так, неправильно. Даже не такой уж громадный парижский музей Пикассо - радикально меняет восприятие. Ну, это примерно то же самое, что скалы надо смотреть в горах, а не в комнате.


Ну кто Сутина не видел, тем рассказ неинтересен - не описывать же картины. А давать картинки, как сделал [livejournal.com profile] i_shmael, мне не хочется - цвет очень уж искажается, а Сутин весь в цвете. А для тех, кто видел - вот:

Очень чётко видны три периода, если не считать самых начальных и менее интересных работ. Первый, когда он был на корню закуплен галеристом Зборовским и был им послан на юг, в Пиренеи, в полурабском положении. Жаловался он очень, но картины - потрясающие. Водовороты домов и скал, густой французский юг, медленное движение всего, пейзаж медленно текуч, всё чистая правда: так там и видишь; но тут больше: он этим пейзажем владел: он его мял и формировал. Воздействие художника на реальность.
Люди - так же, но на пейзаже это больше видно. Кое для кого его лица уродливы. На самом деле это ровно то же: вертишь лицо в руках, мнёшь, пока не сливаешься с ним. Всё живое, и одинаково живое - лица, деревья, дома, скалы, небо.

Когда его обнаружил американский коллекционер Барнс, что и привело ко всеобщему признанию, он сначала продолжал жить на юге, но уже в Провансе. Ему там не нравилось - а мне вот жутко нравится то, что он там сделал. Одно дерево в Vence чего стоит.

Потом он вернулся примерно в Париж (и вокруг). Очень хорошо, очень, но это не его пейзаж: он не мог его мять. Кроме одной лестницы в Шатрте, лестница всё же поддалась. А остальное - взгляд снаружи, как у нормального художника. А вот лица остались теми же, они продолжали поддаваться его энергии.

А потом - конец 30х и 40е - очень грустно. Что-то из него выдохлось. Талант остался таким же, а энергия - нет. Он смотрел со стороны и на людей тоже, они стали конкретнее - ну всё равно искажение, технически всё так же - а вот не в нём они уже были, а сами по себе. И мир, на который он смотрел, ему, по-моему, не нравился. Я раньше этого периода не видел.

Удивительно, но на выставке - в Пинакотеке! - проблемы с освещением картин. При том, что вроде каждая освещена отдельно, и весь свет направлен, но часто приходится долго выбирать, откуда смотреть, чтобы не отсвечивало и не мешало. Я не видел больше таких проблем во французских музеях.

Довольно хорошие аннотации, крупным шрифтам на стенах. Не всегда. Скажем, очень, очень длинное рассуждение, почему неверно частое утвердение, что Сутин - еврейский художник. Вывод-то верен, или почти верен, но из рассуждения следовало бы, что и Шагал тоже. Однако безо всяких рассуждений Шагал - безусловно еврейский художник, а Сутин - практически нет, ну разве что искать какие-то характерологические черты. Кстати, я по безграмотности не знал, что он одно время жил там же в Париже, где Шагал - настолько это не укладывается в голове: взаимовлияния абсолютный ноль.

Может быть, я ещё раз схожу.

PS (update) Я заглянул в Википедию. Не читайте про Сутина в русской Википедии. Там удивительно всё подчищено. Про период пребывания на юге Франции (куда его засунул Зборовский и не выпускал), там, соединив это со временем в Cannes-sur-mer, написано две строчки: "1918 - переезжает на юг Франции (Ванс, Кан-сюр-Мер и Сере), где остается почти на семь лет. Его впечатляет красота местных пейзажей; три года работает в бешеном темпе". (Да, надо заметить, что хронологически это никак не "Ванс, Кан-сюр-Мер и Сере", а прямо в обратном порядке). Про родителей, которые его били за интерес к искусству, написано "родители не разделяли точку зрения относительно будущей карьеры художника сына".
Во французской - очень сильно лучше (Soutine).
bgmt: (Default)
Был в Москве скульптор Вадим Сидур. У меня впечатление - может быть, и неверное - что мало кто его сейчас помнит. Крупный, мне кажется, скульптор. Он был известен на Западе, совершенно не подходил советской власти, и умер в 86 году без малейшей надежды на признание у себя дома. Потом в Москве организовали музей Сидура - наверно, он продолжает существовать. Я там был один раз. Я пытался ещё один раз, но это было в тот приезд в начале 90х, когда Москва подыхала от гололёда. Я не сумел дойти до троллейбусной остановки - нужны были кошки.
Есть книжка его стихов и рисунков, изданная в 90 году. Он слабее, конечно, в этом, чем в скульптуре, но вместе - стихи и рисунки создают облик, и на меня этот облик производит очень сильное впечатление. Большее, чем скультуры.
Книжку он закончил в больнице, где и умер.
Вот одно из самых последних стихотворений с рисунком, и ещё один рисунок.Read more... )
bgmt: (Default)
Я тут у себя наткнулся на открытку из Равенны. Эта женщина так прекрасна, что я не могу не вывесить. Это императрица Galla Placidia, 4-5 вв. Вроде компетентные люди говорят, что я не виноват, что не увидел её в Равенне, потому что её там нет: это вовсе даже медальон на стекле, и он вроде бы находится сейчас в Metropolitan. Update: компетентные люди поправились и сказали, что он в Брешии. Здорово, однако. Any информация is welcome.

Profile

bgmt: (Default)
bgmt

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
1516 1718192021
22 232425 262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 11:41 am
Powered by Dreamwidth Studios