Sep. 6th, 2016

bgmt: (печать)
В шестьдесят-каком-то году  я как-то включил трансляцию. И услышал это, Это было поразительно. Трансляция была для песен типа "Это рельсы поют - бам!", для иногда даже и довольно талантливых мелодически (Пахмутова там...), но сугубо советских песен. "На безымянной высоте", скажем. Толстым голосом, торжественно или с комсомольским задором. Я не знаю, как Матвеева попала вдруг на радио, потом долго ещё не было ничего подобного. Но это был такой глоток свежести! Такая тогда была потребность в не-фальши! Я не знал, кто это , узнал потом уже, я и "Цыганку-молдаванку" услышал от кого-то позже без всякой фамилии, я слышал уже Окуджаву, а больше никого. Мне не вспомнить, когда я узнал фамилию Матвеевой.

Мне не нравится картинка с текстом в качестве сопровождения, но я не нашёл больше исполнения, которое можно было бы без дополнительной работы засунуть в пост.
bgmt: (печать)
Я не учился в спецшколе. Я был с 9 по 11 класс в 38 школе, в "физическом" даже не классе - у нас было то ли два, то ли три "физических" полукласса, из-за разделения по языкам. Половина ходила на "практику" на завод, а мы - в НИФИ. Это было полезно, во всяком случае, для меня были полезны второй и третий год, когда я попал в реальную лабораторию (и, между прочим, занимался изготовлением нагревателей для вакуумных ловушек - берёшь асбест, размачиваешь, и лепишь слой асбеста - наматываешь слой проволоки, и так много раз. Но, вроде, асбестового рака у меня нет. Зато я научился паять стекло, хотя, наверно, разучился с тех пор).  Первый год я обсчитывал на арифмометрах фирмы Рейнметалл результаты экспериментов в лаборатории ядерной спектроскопии, и нередко нечаянно загонял устройство в деление на ноль, страшная штука, трясётся, вертится, остановиться не может.
Но реально хороший учитель у нас был один - математик Арон Рувимович Майзелис. Один из лучших или просто лучший в Ленинграде. Методы которого никто перенять не мог, они работали только у него, но от него вступительные экзамены по математике сдавали все, и задачи решали все, и уроки математики любили, хотя некоторые боялись: осуждаемое нынче обществом высмеивание глупости было у него вполне в ходу.

Так вот, мои родители не знали про существование 239 школы, а то, боюсь, попал бы я туда. Я очень давно понял, что очень рад, что я учился не в 239й. Она была менее элитной, чем склоняемые и спрягаемые сейчас на весь интернет школы, но всё же элитной. Там были "Алые паруса", культ Грина, прочая всякая ерунда - но главное, там был школьный патриотизм, "мы". А в 38й - не было. Я любил Арона, а школу - нет. Мы не составляли общества. Мы не чувствовали, что лучше других. И это, по-моему, прекрасно.

38я потом влилась в тридцатку, и как было там, я не знаю. Но я считаю, что мне очень повезло.

Profile

bgmt: (Default)
bgmt

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
1516 1718192021
22 232425 262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:38 am
Powered by Dreamwidth Studios