Mar. 15th, 2016

bgmt: (печать)
В посте автора Alexey Minorowski (ну почему в ЖЖ можно изменить ссылку так, чтобы падеж соответствовал, а в ФБ всё всегда через жопу, и почему граждане так любят эту жопу?!) дана ссылка (т.е. это у меня уже ссылка3, потому что я её получил via Michael Schulmann, а при расшере в ФБ это будет ссылка4...) на эту вот статью: "В России разворачивается гибридная гражданская война". Если статью прочесть, то делается страшно всем: одним из-за описанных в ней ужасов, другим из-за того, какие ужасы там описываются. (Я посмотрел на эту фразу, смысл которой мне совершенно ясен, и обнаружил, что я раскрыл тайну различия смысла причастного оборота и придаточного предложения. Но может, это только мне так кажется?) Стоит прочесть комментарии к ФБ-шному посту, там убедительно показывается, что вторым боящимся не стоит так уж бояться, потому что все катастрофические изменения случались без малейшей подготовки "общественного мнения" такого сорта.

Меня же заинтересовало вот что. В когдатошние времена, как рассказывали - и скорее всего, это была правда - в Большом Доме было два отдела: один - отдел профилактики выездов, а другой - название до меня не дошло - занимался изготовлением и рассылкой изральских вызовов тем, кого лучше было выпихнуть. Иногда они мешали друг другу, с согласованием всегда плохо, и не только в России. Так вот, нет ли теперь Отдела по переиспользованию вражеской терминологии? Это переиспользование так систематично (начиная со слова "фашизм"), что я бы не удивился. И вот все пишут про карго-культ и обратный карго-культ, и верно пишут, но ведь это всё про материальную культуру. А узурпация чужого языка - вовсе не из соломы, и работает как часы. Глядишь, через тыщу лет будут писать, что русская культура сначала славилась Толстым и Чеховым, а потом изобрела новый политический приём, которому позавидовал бы Маккиавелли, и который остался в анналах истории.

Текст мой тёмен и неясен, но пусть уж.
bgmt: (печать)
Если отвлечься от того обстоятельства, что поэзия сейчас вообще мало кому нужна в "русском мире" (кстати, это ещё одно узурпированное и отданное слово: в нём ведь вполне есть точный и неагрессивный смысл, но его забрали и использовали эти, и другого слова не осталось),- то есть всё же два поэта, которые особенно не нужны: Маяковский и Есенин. Ну совсем не ко двору. И ведь такие разные, а выпали - одинаково.
Мне кажется, это о многом говорит. Мне бы хотелось, чтобы кто-нибудь из людей, способных не на моём читательском уровне говорить о русской поэзии двадцатого века вообще, об этом поговорил.

Кстати, я помню, как возвращался Есенин. Какая была безумная в нём потребность. Она началась среди людей чуть старше меня.
"В том краю, где жёлтая крапива".

Profile

bgmt: (Default)
bgmt

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
1516 1718192021
22 232425 262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 09:31 am
Powered by Dreamwidth Studios